Пресс-центр

28.04.2007

Ядерное будущее Украины

Голос Украины, 27.04.07

Сергей ПОЛІЩУК, народный депутат Украины,

председатель подкомитета по вопросам нефтяной промышленности и нефтепродуктообеспечения Комитета Верховной Рады Украины по вопросам

топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности

 

Что имеем.

Тарифные войны отодвинули на задний план основную причину увеличения цен на тепло — существующий в Украине дефицит энергоносителей. Напомню исходные цифры: за счет собственной добычи мы удовлетворяем потребности в газе на 24—27, в нефти — на 10—12 процентов. В структуре потребления энергетических ресурсов природный газ составляет 41—43 процента, нефть и уголь — по 19, уран — 17, гидроресурсы и прочие возобновительные источники — 4 процента. За годы независимости мы сократили потребление природного газа на треть, угля — на 20 процентов. Добыча нефти и газового конденсата на протяжении последних лет едва достигает 4,3 миллиона тонн в год, поэтому приходится импортировать еще почти 15 миллионов тонн нефти. Собственная добыча природного газа более или менее удовлетворяет лишь потребности населения. Уровень газификации жилищ в сельской местности составляет всего 27 процентов, обеспечения сжиженным газом — 53. Еще в прошлом году в интервью «Голосу Украины» я подчеркивал: хотя тарифная политика — сфера компетенции местной власти, правительству надо искать компенсаторы из госбюджета.

Украина — энергозависимая страна, причем от импорта практически всех энергоносителей из одной страны: нефти, природного газа, ядерного топлива. Отсутствие диверсификации поставщиков природного газа привело к монопольной зависимости от «Росукрэнерго». Самое печальное, что ни одно из украинских правительств не разработало стратегии увеличения добычи собственных энергоносителей, дополнив ее реалистическими планами создания разнообразия источников снабжения нефти, газа, тепловыделяющих сборников и т. п.

Высокая энергоемкость ВВП в Украине и большой объем потребления энергетических ресурсов народным хозяйством является результатом технологической и структурной отсталости экономики с жилищно-коммунальной сферой включительно. Это результат его советско-колониального прошлого. Чрезмерное потребление энергоносителей на единицу продукции предопределяет рост импорта. Энергоемкость ВВП Украины — 0,89 килограмма условного топлива на доллар и в 2,6 раза превышает средний уровень энергоемкости ВВП стран мира.

Будучи лишь частично обеспеченными первичными энергоносителями, мы еще долго, а даже и всегда, будем прибегать к их импорту. Это зависит от стратегии развития народного хозяйства страны в целом и его топливно-энергетического комплекса в частности.

К чему стремимся.

Способ решения проблемы обуславливает выбор пути, по какому правительство будет выводить Украину из существующего нынче энергетического кризиса. Единственный документ, позволяющий анализировать направление, — «Энергетическая стратегия Украины на период до 2030 года», утвержденная в прошлом году Кабинетом Министров. Ее цель — достичь мировых показателей энергоэффективности за счет опережающих темпов экономического роста по сравнению с темпами потребления первичных ресурсов. Это обеспечит «эволюционный переход к устойчивому развитию в постиндустриальном мировом сообществе на основе сохранения и безопасности жизненного пространства человека, осуществления промышленной деятельности с наименьшими затратами на счет высокоэффективного использования материального и интеллектуального потенциала», экономическую независимость государства; позволит ему войти в число ведущих, технологически развитых стран.

Эта цитата свидетельствует, что наши члены правительства знают современную терминологию и на уровне слов способны сформулировать привлекательные стратегические цели. Правда, цифровые параметры предусматривают: ВВП вырастет более чем в три раза (с 413,9 миллиарда гривен в 2005 году до 1286,3 — в 2030-м), потребление топливно-энергетических ресурсов — почти в полтора раза (с 200,6 до 302,7 миллиона тонн условного топлива). Потребление электроэнергии увеличится в 2,2 раза, во столько же — угля, нефти — на треть и лишь потребление природного газа уменьшится на 36 процентов. Правительство сэкономит на энергосбережении: 198,1 миллиона тонн условного топлива — на технологическом (модернизация или замена энергоемких технологий, повышение энергоэффективности народного хозяйства, уменьшение потерь энергоресурсов) и 120,3 миллиона тонн условного топлива — на структурном (коренное структурное изменение производства путем внедрения новейших технологий для создания малоэнергоемкой и малоресурсной экономики), которого, разумеется, в 2005 году нет совсем.

Энергоемкость украинского ВВП уменьшится в два раза, но по паритету покупательной способности все равно останется выше, чем сейчас в ведущих западных странах и не только. Посему через четверть столетия в постиндустриальном мировом сообществе мы останемся аутсайдерами, особенно если неизвестно сколько и какой энергии будет потреблять человечество и какие это будет иметь последствия для окружающей среды.

Сегодня Украина — типичное индустриальное государство первой половины минувшего столетия, мощь которого измеряется в миллионах тонн чугуна, стали, угля, миллиардах киловатт-часов. Тогда развитие экономики определяло увеличение этих показателей, но со второй половины ХХ века на рост ВВП и благосостояния людей больше влияют услуги, не играющие в энергобалансе существенной роли.

Эта тенденция развилась в информационном обществе. Хотя машинами и механизмами люди будут пользоваться всегда, однако какими они будут, нам доподлинно неизвестно. Поэтому ведущими, технологически развитыми странами мира станут не обязательно те, которые больше всех производят и потребляют энергии.

Увеличение энергопотребления логичное для до- и индустриальных экономик. Очевидно, оно будет расти и в дальнейшем, но какими будут эти темпы в следующую четверть столетия? Сколько еще «криворожсталей» и «ривноеазотов» надо Украине? Выдержит ли наша окружающая среда новых промышленных монстров (главные потребители энергоносителей), не угрожая безопасности жизненного пространства человека?

Это противоречие документу — не единственный его недостаток. Другой вопрос — его реалистичность. Наяву: где надо — растет, где нужно — уменьшается, баланс — обеспечен. И это на бумаге.

Где прячутся киловатт-часы

Как отмечалось, потребление электроэнергии должно вырасти почти в два раза. Хотя львиную ее долю и в дальнейшем будет потреблять промышленность, население включительно с коммунальным хозяйством, бытом и электроотоплением не будет плестись в хвосте: с суммарным потреблением 143,6 миллиарда кВт-ч оно будет уступать промышленности на 15 процентов. Правительство отдельно не рассматривало проблему эелектроотопления, а жаль. На мой взгляд, приучать население к более широкому потреблению электричества можно и нужно. Вспомните Дмитрия Менделеева, который подчеркивал: сжигать газ все равно, что топить ассигнациями.

Да и в инженерном отношении развитие электроэнергетики намного перспективнее, нежели прокладка газовой трубы к каждому двору. Согласитесь, европейский стандарт с допуском отклонения 0,05 герца — серьезный технический ориентир. Кроме того, потребление электроэнергии легко регулировать в домашнем хозяйстве, она более подходяща для доступа малых генерирующих систем, а изобретателями, Пулюями и Эдисонами, наша земля богата.

Законодательные новшества должны экономически стимулировать развитие энергосбережения, уменьшение потребления топливно-энергетических ресурсов, прежде всего импортированных (природный газ, нефть), включительно с установлением норм их затрат на единицу продукции.

Европейский союз поставил целью уже до 2010 года в балансе первичных ресурсов довести возобновительные до 12 процентов (де-факто будет 10). Украина также планирует за счет нетрадиционных и возобновительных источников произвести в 2030 году в 20 раз больше электроэнергии, чем сейчас. Увеличится производство гидро- и гидроаккумулирующими станциями. В общей структуре электрогенерации их взнос достигнет почти 12 процентов. Преобразование гидроэнергетики в сферу бизнеса позволит лучше использовать потенциал маленьких и средних рек. Не забывайте и о биологических видах топлива. Тот же биогаз, сжигаемый на ТЭС, со значительно более высоким КПД станет серьезным дополнением к природному.

И сегодня, и через четверть столетия большую часть электроэнергии будут производить ТЭС/ТЭЦ и АЭС. Планы правительства относительно тепловых электростанций понятны: одни коренным образом реконструируются, другие постепенно замещаются более эффективными. Хотя и здесь не все просто, так как средств едва хватает на плановые ремонты.

Сложнее с АЭС. Планируется, что в 2030-м на них произведут 219 миллиардов кВт (88,8 миллиарда — в 2005-м), для чего они должны иметь 29,5 ГВт установленной мощности при 85-процентном коэффициенте ее использования. Учитывая, что тогда будут эксплуатироваться всего 9 ныне действующих энергоблоков (из них 7 с продленным сроком эксплуатации) необходимо ввести в эксплуатацию 20—21 ГВт заместительных и дополнительных мощностей на АЭС.

В Европейском союзе ядерную политику определяют национальные правительства, которые преимущественно не расположены к развитию АЭС. Украина, пораженная Чернобылем, делает наоборот.

Украина — ядерное государство?

Нынче АЭС производят большую часть электроэнергии, ибо их мощность составляет треть общей, и работают они в базовом режиме. Тепловые электростанции — средство регулирования мощностей в Объединенной энергосистеме. На АЭС действует 15 энергоблоков типа ВВЕР, которые в среднем отработали 54 процента срока эксплуатации. В 2030-м их будет работать 24, то есть за ближайших 25 лет мы должны провести все поисковые и предпроэктные работы, построить и ввести в эксплуатацию, продлить сроки эксплуатации по сравнению с исходным проектом ни много ни мало — 11 новых энергоблоков (9, которые замещают существующие и 2 дополнительных на ХАЭС (ХАЭС-3 и ХАЭС-4)). Будут продолжать работать, производя по 1 ГВт электроэнергии, блоки РАЭС-4 и ХАЭС-2. Что и говорить, задачи титанические.

Энергетическая стратегия планирует увеличение потребления урана собственного производства в 7,5 раза. Существенная технологическая проблема состоит в том, что все наши реакторы спроектированы в России, тепловыделяющие сборники оттуда же. Кроме «газовой иглы» можем получить «атомную», потому как, поставив на ядерную энергетику, мы ничего не делаем для обеспечения отрасли собственным топливом. Неразумно планировать рост потребления урана и использовать его так, как нынче: самых низких стадий переработки с доведением до тепловыделяющих сборников где-нибудь за границей.

Сегодня взгляды обращены на концерн «Укратомпром», который должен стать стержнем вертикально интегрированной ядерной энергетики Украины. Его создание отвечает мировым тенденциям интеграции в атомной промышленности. В концерн войдут практически все действующие сегодня структуры, связанные с этой отраслью. На развитие ядерно-топливного цикла предусмотрено 21,7 миллиарда гривен капиталовложений. Президент НАЭК «Энергоатом» Андрей Деркач считает, что концерн будет инвестиционно привлекательной структурой, которая не только будет использовать ресурсы, но и перерабатывать их, давая продукцию высших порядков, транспортируя и продавая ее. Именно концерн станет реализовывать программы уранового производства: реконструкция гидрометаллургического завода «Восточный ГОК», создание Новоконстантиновского ГОК для разработки новых залежей урана, строительство завода обогащения ядерного топлива, отладка производства циркониевой губки, прессованных циркониевых труб, ядерно чистого циркония и т. п.

Строительство централизованного хранилища отработанного ядерного топлива сэкономит средства «Энергоатома», которые сейчас расходуются на его вывоз. В то же время «Энергоатом» проводит предварительную работу по строительству третьего и четвертого энергоблоков Хмельницкой АЭС. В соответствии с Энергетической стратегией, они должны быть введены в эксплуатацию до 2014—2015 годов. Пришло время готовиться к сооружению четвертого энергоблока Южно-Украинской АЭС. Это может быть модернизованная версия ВВЕР-1000, проект АР-1000 американской компании «Westіnghouse» или европейский проект EPR группы AREVA.

Тем не менее финансирование работ по снятию с эксплуатации Чернобыльской АЭС, строительству объекта «Укрытие-2» и прочее свидетельствуют о хронической нехватке средств. Поэтому одновременное создание собственного производства ТВЕЛов, сооружение нового конфайнмента, ЦХОЯП, а также строительство новых блоков реакторов пока кажется по большей части мечтой. Тем более, что нынче капитальные инвестиции в отрасли ТЭК пошли в направлениях, безусловно, нужных, однако далеких от целей, задекларированных Энергетической стратегией.

Развитие топливно-энергетического комплекса нуждается в средствах, которых сейчас нет. Это требует повышения тарифов на электроэнергию, прежде всего произведенную на АЭС. Причем повышение должно касаться всех: и населения, и жилищно-коммунальной сферы, и промышленности. Вице-премьер-министр Андрей Клюев прикладывает много усилий для решения финансовых проблем энергетики путем удешевления банковских кредитов. По его мнению, госпредприятия должны активно взаимодействовать с государственными банками. При этом создание последними консолидированного финансового ресурса позволит предприятиям ТЭК выполнить задачи, поставленные правительством перед отраслью.

Кстати, Энергетическая стратегия недостаточно учитывает потенциал био-и гидроэнергетики, силы ветра, энергии солнца, кремниевой промышленности и т. п.; уменьшение энергоемкости ВВП до уровня современных западных аналогов позволит сократить потребление топливно-энергетических ресурсов. Не время ли избавиться от ресурсно- и энергозатратных производств и направить усилия на энергосбережение и инновационные технологии?

Природоохранители утверждают, что Минтопэнерго как ведомство, заинтересованное в развитии генерации, никогда не будет строить энергетическую стратегию на приоритетах развития энергосбережения и нетрадиционных и возобновительных источников энергии. С этим можно согласиться.

Каждый путь начинается с первого шага.

Кабинеты Министров сменяются, постоянным остается отношение к топливно-энергетическому комплексу. Энергетическая стратегия предусматривает реконструкцию и модернизацию предприятий нефтеперерабатывающей промышленности Украины, а также доведение глубины переработки нефти до 90 процентов. Аналогичные задачи поставлены и Программой диверсификации источников поставок нефти в Украину на период до 2015 года, утвержденной Кабинетом Министров 8 ноября 2006 года. Пока вице-премьеру удается договариваться c нефтеперерабатывающими заводами относительно цен на светлые нефтепродукты.

Нынче перед правительством в целом и Премьер-министром Виктором Януковичем в частности стоят непростые задачи: увеличить объемы поисковых работ, прироста разведанных запасов углеводородов в месторождениях Украины и повысить коэффициент изъятия и интенсификации добычи углеводородного сырья. Крайне необходимо диверсифицировать источники поставок нефти и газа в Украину. Беспокойство вызывает развитие едва ли не ключевого фактора диверсификации — Евро-Азиатского нефтетранспортного коридора. Пока нефтепровод Одесса—Броды действует в реверсном режиме, Украину обкладывают новыми нефте- и газопроводами со всех сторон. Однако надеемся, что правительству удастся решить сложные и многочисленные проблемы топливно-энергетического комплекса.

Утопичность Энергетической стратегии очевидна. Не время ли ее пересмотреть и разработать новый более реалистический документ с привлечением к его обсуждению и принятию общественности? Возможно, национальной идеей, которая объединит Украину и нацию, является создание действительно независимой экономики, в первую очередь ее топливно-энергетической составляющей.


Нефинансовый отчет НАЭК «Энергоатом» за 2016 год

Сообщи о коррупции